"Банк есть учреждение, где можно занять деньги, если есть средства убедить, что ты в них не нуждаешься."
Марк Твен

Кризис не подкрадется незаметно

Скоро в России станут предсказывать приближение экономических кризисов более точно, а значит, вовремя принимать упреждающие меры и более эффективно бороться с возможными последствиями. Еще три-четыре года назад о таких прогнозах можно было лишь мечтать.

Как было

В конце 2008 года ситуация на политическом поле была странная. С одной стороны, представители власти со всех ее ветвей и уровней вещали, что ничего экстраординарного в связи с начавшимся кризисом не происходит, а с другой - заклинали общество в необходимости сохранения политической и социальной стабильности.

Власть врала и шаманствовала, конечно, с перепугу. Ведь кризис нередко сродни пожару: вспыхнув в сфере финансов, он начинает стремительно пожирать реальную экономику и социальные блага. При этом тут же появляются политики, подливающие масла в огонь, который разгорается еще больше и, в конце концов, выгоняет народ на улицы. А это уже прямой путь к революциям, переворотам и прочим способам насильственной смены власти. В итоге на месте государства остается лишь пепелище, на котором всё приходится отстраивать заново...

Перепуг на местах принимал подчас анекдотичные формы. На Псковщине, например, заклинания о необходимости сохранения стабильности поначалу сочетались с утверждениями, что в силу некой «специфики» региональной экономики кризис обойдет область стороной, а затем, после его первых пугающих проявлений, стали стращать граждан и СМИ ответственностью за «разжигание паники». Дескать, паникерами и провокаторами займутся прокуратура и ФСБ. А когда, наконец, все-таки спохватились, то, как на деревенском пожаре, начали тушить уже вовсю полыхающий огонь кризиса ведрами.

Словом, как выразился тогда председатель комитета по труду и социальной политике областного Собрания Александр Христофоров: «За всю Россию говорить не хочется, но как региональный политик могу сказать, что к кризису Псковская область не готова. И самое главное, что власти не особенно и понимают, что надо делать». И он оказался прав, в том числе и «за всю Россию». Все антикризисные меры в последующем принимались постфактум.

Однако власть умеет не только раздувать щеки, но и, к счастью, учиться. В конце нынешнего лета председатель правительства Дмитрий Медведев поручил соответствующим структурам придумать систему мониторинга мировой и российской экономики, которая бы позволяла понять, наступает ли кризис и, если наступает, как с ним бороться.

Как следят сейчас?

Новая система мониторинга кризисных явлений будет создаваться не с нуля. Сейчас этим занимается Минэкономразвития. Туда стекается экспертная информация из целого ряда структур: Центробанка, Росстата, Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, Центра развития; Высшей школы экономики, Института экономической политики имени Е. Т. Гайдара, компании «Ренессанс Капитал», Российской экономической школы, Организации экономического развития и сотрудничества, агентства HSBC Markit. Используется также внешнеэкономическая статистика. На основе этой информации Минэкономразвития готовит для правительства еженедельные обзоры важнейших показателей текущей экономической ситуации.

Обзоры включают в себя результаты ежемесячного мониторинга глобальных рисков и финансовой стабильности, индикаторов системного банковского кризиса, кредитных и валютных рисков, оттока средств со счетов и депозитов населения, сводного индекса экономической конъюнктуры, опережающего индекса, индекса по закупкам (по опросам менеджеров компаний), индекса предпринимательской уверенности (по опросам руководителей компаний), индекса промышленного оптимизма, динамики ВВП.

Используя все эти данные, эксперты уже и сейчас могут с достаточной точностью выявлять зарождающиеся кризисные процессы в экономике, определять «поворотные» точки и предсказывать вероятные сбои в экономической конъюнктуре.

В начале кризиса 2008 года именно индексы на основе опережающих индикаторов показали негативные тенденции в экономике раньше официальных данных. Но тогда этим индексам не поверили, а поверили данным Росстата. Так, например, индекс промышленного оптимизма, рассчитываемый Институтом экономики переходного периода, на 18 ноября 2008-го упал на 33,8 пункта за неделю, и это было самое низкое значение индекса в последефолтный период. Такую же тенденцию показывал ряд других индексов. Однако опубликованные в тот же период данные Росстата фиксировали... рост промпроизводства.

А с другой стороны, Росстат вроде бы и не виноват: начало кризиса 2008 года сопровождалось резким одномоментным падением спроса на промышленную продукцию, в то время как индекс производства обвалился лишь два месяца спустя.

Но, как бы там ни было, кризис накрыл страну неожиданно. Чтобы больше не попадать впросак, и было решено разработать новую систему мониторинга кризисных явлений в экономике.

Как будет работать?

В середине октября 2012 года на совещании у заместителя министра экономического развития Андрея Клепача решение о создании системы предсказания кризисов было принято. Затем был объявлен конкурс для разработчиков системы (его итоги пока не подведены).

Как сообщает агентство «Финмаркет», площадкой, где проводился бы мониторинг рисков и их обсуждение, может стать Совет по финансовой стабильности при Минфине. В случае появления негативных сигналов, разработкой мер противодействия приближающемуся кризису и повышения макроэкономической стабильности должна заниматься правительственная комиссия по экономическому развитию и интеграции.

К системе мониторинга будет приложен набор мер реагирования на первые же признаки приближающегося кризиса («дорожная карта»). Ничего нового там не предвидится (в основном стандартные меры бюджетно-денежной политики: снижение налоговых ставок, перераспределение расходов на «пожарные» цели, снижение кредитных ставок, расширение предложения ликвидности). Новое будет заключаться в методике применения этих мер - правильном сочетании их комбинаций и пропорций. А это доступно лишь в режиме «ручного управления».

Новая система мониторинга не станет российским ноу-хау. В США, например, уже давным-давно рассчитывают различные опережающие индикаторы экономической конъюнктуры. Причем занимается этим неправительственная некоммерческая исследовательская организация (Conference Board, Нью-Йорк) при министерстве торговли. И в этом есть свой резон. Участники рынка очень нервно реагируют на любые заявления официальных органов об ухудшении экономической ситуации и в итоге действительно устраивают кризис.

Но даже в случае независимого мониторинга эксперты предупреждают: не стоит ожидать от подобных систем прогнозирования каких-то чудес, экономика - слишком многофакторный процесс. Но определенные прогностические возможности у таких систем имеются. Например, та же Conference Board за последние 50 лет предсказала 12 рецессий при семи реально состоявшихся. Так что каждый участник рынка решает сам - верить подобным прогнозам или нет. Словом, новая система не панацея и даже может нести дополнительные риски.

Кто не рискует, тот уподобляется коммунальщикам

Первый заключается в инерционности мышления экономистов. Сейчас практически все они приучены работать на основе тех индикаторов и показателей, которые выдают Росстат, Центробанк, фондовые рынки, и пытаются на их основе вывести какой-то новый показатель. Предполагается, что он и ляжет в основу новой системы прогнозов, которая станет предсказывать кризисы лучше. Сейчас в основе прогнозов лежит показатель ВВП. Однако в мире давно уже ведутся работы по созданию нового индикатора, который должен прийти на смену ВВП. И еще не вопрос, что российские экономисты создадут индикатор более точный, чем их западные коллеги.

Во-вторых, чем точнее прогноз, тем больше риск, что именно он может обрушить экономику. Поэтому с появлением новой, более эффективной, системы прогнозов обязательно встанет вопрос: насколько полно такие предсказания можно делать достоянием общественности? Вдруг это вызовет панику на фондовых, финансовых и прочих рынках и только обострит ситуацию?

Ну и третий риск кроется в том, что очередной и предыдущий кризисы никогда не повторяют друг друга. Поэтому, как говорит завлабораторией конъюнктурных опросов Института Гайдара Сергей Цухло, благодаря новым индикаторам, возможно, и удастся угадать кризис за месяц до его наступления. Только что это даст? Лишь понимание того, что новый кризис не такой, как в 2008 году, и старый инструментарий непригоден?

Впрочем, иметь месяц-другой в запасе никогда не плохо. В любом случае, это лучше, чем уподобляться коммунальщикам, для которых зима всегда наступает неожиданно.

Добавить комментарий

НОВЫЕ СТАТЬИ ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ
  • Теория позднего модерна Ю.Хабермаса: процессы «колонизации жизненного мира».

    Хабермас рассматривает современность как «незаконченный проект». Центральной проблемой продолжает оставаться рациональность. Утопическая цель заключается в том, чтобы максимально рационализировать так называемые им «систему», так и «жизненный мир».  Т.е. есть «Система» – это государство и экономика (они действуют стратегически и рационально) И есть «Жизненный мир» – это частная жизнь людей и гражданское общество (они коммуникативны и подвержены морали).

  • Теория радикализированного модерна Гидденса

    Гидденс характеризует современную эпоху как радикализированный модерн, главной чертой которого является рефлексивность

    Гидденс рассматривает современность как «сокрушительную силу», которая, в некоторой степени, не управляема.

  • Глобализация и упадок социальных институтов модерна Э.Гидденса

    Глобализация стала важнейшей проблемой для современной социологии.  У Гидденса есть краткое определение глобализации: «Я определяю её как действие на расстоянии».  Или более развёрнутая дефиниция: «Глобализация есть интенсификация социальных отношений всемирного масштаба, которые связывают удалённые локальности таким образом, что события, происходящие в одном месте, формируются тем, что происходит за много миль от них, и наоборот». Глобализация Э. Гидденсом трактуется как естественное продолжение изначальных тенденций модернити. Глобализация по Гидденсу имеет пять составляющих:

  • Теории становления модерна в современной социологической теории

                Теории модерна в современной социологической теории появляются после теорий постмодерна как ответная реакция, на эти теории. Все теории модерна говорят о том, что, несмотря на появление «новой понятийности» и знаний, общество по-прежнему функционирует, опираясь на принципы эпохи просвещения. Модерн никуда не исчез и не заменен постмодерном! Общества по-прежнему классовые, капиталистические, индустриальные, промышленные, демократические,массовые, оформленные в национальные государства. Современные общества представляют собой «новый модерн», «исчерпанный модерн», «радикализированный модерн», «поздний модерн», но все же МОДЕРН.

  • Постмодернистская социология конца XX века.

     Концептуализация современности в постмодернистской социологии, осуществляющаяся через анализ изменения природы и функций научного знания, оформляет исследование природы «социального» и его трансформации и создание теории социального, где «социальное» - это масса, сопротивляющаяся любому упорядочиванию, любому социально трансформирующему разуму. Теория бесконечных «сетей взаимодействий», в которые «пойман» индивид, сопротивляющийся любой упорядоченности, - вот образ социального и общества постмодернистской  мысли.

  • Системная теория Н.Лумана. Основные понятия.

              Никлас Луман рассматривает общество как систему  или "Общество общества". теория Теория Лумана описывает процесс возникновения «Мирового общества» в качестве осевого для социального развития западной цивилизации как таковой.

                Луман использует такие универсальные - как для естественных, так и для социальных наук - ключевые понятия как аутопойесис, бифуркация, биологическая эволюция, хаос, система и функция, информация и коммуникация и описывает динамику эволюционирования всех важнейших сфер общества: Право и Политику, Науку и Образование, Религию и Искусство, Экономику и Любовь.

  • Теория конструктивистского структурализма П. Бурдье.

    П. Бурдье предложил использовать одновременно два принципиальных подхода при изучении социальных реалий.

    Первый - структурализм, который им реализуется в виде принципа двойного структурирование социальной реальности: а) в социальной системе существуют объективные структуры, независящие от сознания и воли людей, которые способны стимулировать те или иные действия и стремления людей; б) сами структуры создаются социальными практиками агентов.